IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

7 страниц V   1 2 3 > »   
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Байки врачей скорой помощи
Рейтинг 5 V
Карен
сообщение 17.8.2005, 15:25
Сообщение #1





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



За 5 лет работы на скорой баек скопилось целая куча. Начну потихоньку выкладывать, если понравится- продолжу. :wink:
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 17.8.2005, 15:27
Сообщение #2





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Приехали центровые СТЭБы (для не посвященных: специализированная тромбоэмболическая бригада, проще кардиореанимация), так вот, приехали центровые СТЭБы по вызову на приступ бронхиальной астмы. Бабушке лет 85.Стали, значит, лечить, туда-сюда, эуфиллин, атропин, гормоны. Тут кому-то приходит в голову умная мысль ввести ей п/к норадреналин (а что, тоже бронхолитик!). Ввели. Бабуля посинела и перестала дышать! Ну, делать нечего, бригада подвязывает бабуле челюсть, отзванивает смерть в присутствии и тихо матерясь выдвигается "на дежурном" в сторону подстанции. Не проходит и десяти минут, по радио бригаду возвращают по прежнему адресу, мол, повторный вызов. СТЭБы входят в квартиру и столбенеют: на кровати сидит бабуля с подвязанной челюстью, вокруг суетятся родственники. Дочка больной, видя застывшего в неестественной позе доктора, бросается к нему: "Ой, доктор, спасибо, повязка помогла, но мама пить хочет, можно уже развязать?!"
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 17.8.2005, 15:28
Сообщение #3





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Жила на участке одна старушка, которая очень любила скорую помощь вызывать, особенно ночью. За сутки 2-3 вызова, а в больницу ехать упиралась. На подстанции ее адрес-фамилию уже наизусть выучили. Как-то она в очередной раз вызвала бригаду. Сидит, ждет. Раздается звонок в дверь. ?Кто там?? ?Скорая!? Открывает дверь, за дверью стоит доктор с баяном и медсестра в платочке. Доктор начинает наигрывать частушки и плясать, медсестра барабанит по чемоданчику и поет. Пели и плясали минут 10.Как только доктор с медсестрой ушли, старушка снова в скорую начала звонить. Рассказала историю дословно. На другом конце телефона сказали ?Ага. Ждите? Через несколько минут приехала бригада психоперевозки. В общем, забрали старушку. С тех пор на участке про нее забыли.
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 17.8.2005, 15:34
Сообщение #4





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



А эта история произошла зимой. Приехала бригада "03" к калдырю с разбитой головой на улице. Ну бывает такое - мороз, гололед, да и утренний шкалик уже давно всасыватся в желудке. Забинтовали голову , привели в чувство пару кубами кордиамина в нос. Запросив 2 больницу, спец травму (про это заведение можно вообще отдельные рассказы писать). И вот пришедший в себя алик заинтересовался , как примут его в больнице (пред этим ему в кратце рассказали о спец травме) ? Фельдшер, обладавшей достаточной для своей проффессии долей юмора и говорит:"Знаешь мужик, это как в армии, как себя покажешь, такое и будет к тебе отношение..." (ну не ожидал он, что алик это воспримет серьезно). Подьезжают ко 2-ой спец травме, перегружают больного на каталку и катят в приемное отделение. А в приемном отделении тем временем изнывают от скуки два санитара, нервно завязывая и развяывая резиновые дубинки (а кадры эти еще те, при мне как то одним только взглядом заставили пьяного мужика с переломаной лодыжкой спрыгнуть с каталки и пойти пешком на рентген) Бригада сдала больного, отправилась к телефону отзваниваться. И тут за дверью послышался знакомый голос больного:"Ну кому тут пи?@ы дать ?" (воякой наверное в армии был). Крики, глухие удары, топот босых ног по кафелю, вой безысходности....
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 17.8.2005, 17:53
Сообщение #5





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Скорая помощь ехала в 4 часа утра по ночному летнему Питеру. В карете лежал больной с перитонитом, который не давал дотронуться до живота, так ему было нехорошо, и на каждой ямке и рытвинке бледнел и ныл. Но, увы и ах, крадущуюся на скорости 40-50 км/час скорую протаранил лихач, который вез якутов ( уже весело! ) из аэропорта. Скорая валится на правый борт, скрежет, вопли, бегут ГАИшники, находившиеся рядышком, а над набережной, вылетев из верхнего люка, стрелой несется пациент, вытянув руки по швам! Тяжело приземляется, вскакивает на ноги и, не смотря на свой перитонит бешеными прыжками несется прочь от аварии! ГАИшники рассудили логично - бежит, значит, виноват. Догнали и расширили диагноз дубинками!

P.S. оговорюсь сразу, что истории собраны из разных мест и относится ко всем как к имеющим место быть в реале было бы не совсем правильно :wink: Это- байки!!!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 17.8.2005, 17:56
Сообщение #6





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



?Жила одинокая старушка. Скучала, соответственно, в одиночестве-то, особенно по вечерам. Ну и вызывала себе, видать для развлечения, почти каждый вечер скорую, мол сердце болит, помогите, помираю. Уже почти все бригады у нее побывали и не раз. А тут как-то к ней новенькие приехали... Заходят, видят картину: лежит старушка, охает, за сердце держится. Ну врач, не долго думая, говорит: ''Давай, бабка, снимай штаны, сейчас укольчик сделаем и все пройдет.'' Бабка с готовностью вскакивает, разворачивается, штаны спускает..... Врач с медсестрой чуть на пол не сели от дикого приступа хохота - у старухи на заднице зеленкой написано - НЕ ВЕРЬТЕ ЕЙ, БАБКА ВРЕТ!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 17.8.2005, 17:57
Сообщение #7





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Подобрала бригада на улице алкаша. Пока брали, сонный был, а в машине отогрелся, проснулся. Глазами водит, нихрена не понимает. Доктор его успокаивает: ?Ничего милый, ты у нас по квитанции мертвый, сейчас мы тебя в морг отвезем, там отдохнешь? Мужик стал умолять, чтобы его отпустили. Ему говорят: ?Ты у нас по квитанции числишься, просто так отпустить не можем. У тебя единственный шанс остался: в морге, перед тем, как в холодильник положить, у тебя кровь откачают. Как только тебе иглу в вену воткнут, ты бей по зубам и прыгай в окно!***? Привезли в приемное отделение. Сгрузили на каталку и оставили в смотровой...Окончания истории бригада дожидаться не стала... ***- в приемном покое обычно из вены берут кровь ?на биохимию?
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 18.8.2005, 06:39
Сообщение #8





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Приезжает как-то к бабульке бригада 03.Как обычно доктор около бабульки сидит, фельдшер за столом, за ящиком. Доктор спрашивает: - Что бабушка беспокоит? - Да голоса какие-то, сынок.-, отвечает бабулька. В это время фельдшер из-за ящика грозно: - Дай доктору денег! Даааай доктору денег! А сейчас что-нибудь голоса говорят? -, спрашивает доктор. Нет! Нет, ничего не говорят! -отвечает бабулькa.
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 18.8.2005, 06:40
Сообщение #9





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Речь пойдет о легендарной личности Киевской скорой, докторе Х., кто проработал на Киевской станции скорой помощи хоть неделю, должен хорошо знать его фамилию. Получает доктор Х. в 2 часа ночи вызов, что-то типа "болит живот". Приезжает. Больная, женщина лет 35, при муже, предъявляет жалобу "Доктор, у меня зуд во влагалище!" (!!!!). Х. говорит: "Та-а-а-ак!", берет ершик для чистки бутылок, ставит его кипятиться на кухне, долго моет руки, обрабатывает их спиртом, ногтевые ложа йодом, пинцетом достает стерильный ершик, вручает его мужу и произносит сакроментальную фразу: "Чеши, если больше нечем!"
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 22.8.2005, 11:29
Сообщение #10





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Суббота. Ночь на воскресенье. Около ночной палатки стоит машина ?скорой?. Водила затоваривается сигаретами. А на пассажирском месте сидит молодая и КРАЙНЕ привлекательная врачиха. Блондинка и пр. К палатке подваливает компания вдрызг пьяного какого-то плебса лет по 20-22 - наверное, за пивом. После непродолжительного разглядывания девицы у плебса в мозгенках формируется решение и начинается серия своеобразных заигрываний из серии пойти, бля, с ними выпить и там, бля, потанцевать. После естественного сначала вежливого, потом более решительного отказа зреет и вызревает идея относительно того, что добром не хочешь, бля, давай через ?не хочу?, - и врачиху принимаются вынимать из машины. Подскочившего водилу немедленно обрадовали по репе, и он сопротивление оказывать более не в состоянии. События принимают соответствующий оборот - некрупная очередь у палатки рассасывается от греха. И тут. У машины открывается задница. И из кузова. Выходят. Трое санитаров. Это была психиатричка. Санитары там сами понимаете. Сказать ?трехстворчатые? - это ничего не сказать. В кузове они оставили за полчаса до этого повязанного и прикрученного ?ласточкой? к носилкам буйного, за которым, собственно, и выезжали. Удачное задержание было немедленно по его завершении обмыто его участниками прямо там же, в кузове. Обмыто тоже по-медицински. То есть очень обмыто. Санитары приближаются? Итого, через минут 20 проходящий мимо патруль вынужден заметить и прервать милый санитарскому сердцу процесс. Группа пьяных молодых людей с лицами различной степени помятости бегает в затылочек друг другу вокруг микроавтобуса, прилежно останавливаясь после каждого круга перед троими шкафами и хором громко рапортуя: - Товарищ старший санитар Ордена Ленина и Ордена Трудового Красного Знамени Городской больницы ? ***, торжественный пробег имени Общества Красного Креста и Красного Полумесяца выходит на N-й круг! Разрешите продолжать движение?! Остается только предполагать, через что им пришлось пройти - ибо всю эту ахинею они произносили без запиночки.
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 24.8.2005, 07:08
Сообщение #11





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Рассказывали мне анестезиологи из ОКБ, многие их которых начинали со скорой.На выезде к больному в процессе оказания помощи возникли проблемы с сердцем.Благо был дефибриллятор, шарахнули его разок десятком киловольт - ноль ампер, шарахнули второй - то же самое, добавили напруги, шарахнули в третий - больной вскакивает с кровати с шальными глазами и спрашивает - "Что будет следующим номером нашей программы?" 8-[ ]
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 24.8.2005, 07:09
Сообщение #12





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Как-то раз, в Москве проходил слёт, чего-то типа заслуженных преподавателей, среди огромного их количества оказалось всего три мужика.Ну, они естественно решили это дело отметить.Собрались у одного из них в номере, и давай отмечать.Тут в люстре перегорает стоваттная лампочка.Они зовут ответственную за лампочки бабушку, эта бабушка меняет им лампочку, а перегоревшую оставляет на столике.Hу, преподаватели уже изрядно наотмечались, сидят, балдеют, тут один, смотря на эту лампочку, просвещает остальных, что, если стоваттную лампочку засунуть в рот, то обратно ее уже не вытащить.Завязывается спор.Один из оппонентов - преподаватель физики, говорит: "Как так?! Я - кандидат наук, со всей ответственностью заявляю, что если можно засунуть, то можно и вытащить!", и сует себе лампочку в рот, пытается высунуть, а она не высовывается.Они ее тянули, по разному пробовали, не выходит.Ладно, решили ехать в травмпункт.Поймали такси, приехали, нашли медсестру."Вот - говорят - мужик с лампочкой во рту.Что делать?".Медсестра думает: "Во прикольщики!", начинает их посылать....Когда ей показывают потерпевшего она в испуге бежит за хирургом.Тот приходит, смотрит и бьет ребром ладони по месту в которомнижняя челюсть соединяется с черепом.У физика рот открывается еще шире, лампочка выскакивает, а мужик так и остается с открытым ртом.Хирург объясняет, что это нормально, просто мышцы были изрядно напряженны, а теперь наоборот, сильно расслабленны и сокращаться пока не будут, но часа через три можно уже будет пробовать говорить.Hу ладно, заслуженные преподаватели благодарят врача и направляются назад в гостиницу на такси.Физик спереди, остальные сзади.Он и говорит: "Немогу понять, почему лампочка не выходит?".Химик ему: ?Такого просто не может быть.? Hу, на говорит ему физик, и передаёт лампочку.Химик засовывает её в рот, пытается высунуть, а она не невытаскиватся.Едут назад.Ловят медсестру.Та в истерике бежит за хирургом.Хирург успокаивают медсестру, долго смеется, но лампочку вытаскивает.Ловят частника.Едут в гостиницу.Двое сидят с открытым ртом.Водила спрашивает: "Что, мол, дебилов везешь?".Способный говорить отвечает: "Какие дебилы, это кандидаты наук.Просто они лампочку в рот сунули, а вытащить не смогли".Водила не верит, его убеждают, он не убеждается, ему дают лампочку, он ее сует в рот, она не вытаскивается.разворачиваются, едут в травмпункт.Ловят медсестру.Она в шоке.Её откачивают, успокаивают и посылают за хирургом.Приходит хирург, долго и обильно матерится, проводит процедуру излечения и разбивает лампочку о стол.Говорит: "чтоб не повторялось!".Ладно, садятся снова в машину.Благодарный водила с открытым ртом везет их в гостиницу.Машину останавливает гаишник.Давай докапываться, в чем дело - три дебила и один алкаш в одной машине.Водила ему жестами пытается объяснить, у него не получается.Единственно нормальный, но изрядно подвыпивший, объясняет гаишнику в чем дело.Тот молча идет в свою будку.Там гаснет свет.Гаишник возвращается, открывает заднюю дверь и жестами просит подвинуться.Садится, изо рта торчит цоколь лампочки.Едут в травмпункт.Ловят медсестру.С трудом доводят ее до самотранспортабельного состояния.Она, на не слушающихся ногах, направляется в сторону кабинета хирурга.Оттуда раздается женский вопль и грохот.Выходит хирург с неестественно открытым и не закрывающимся ртом .....
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 24.8.2005, 07:16
Сообщение #13





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Hа втоpом кypсе всех послали в близлежайшyю поликлиникy на медосмотp. Все
дpyзья pазбpелись по поликлинике. Я же пpошел yже почти всех вpачей, и остался
мне один деpматолог. Захожy я в кабинет, а там сидит очень милое небесное
создание на вид лет 20. Здоpоваюсь, она соответственно тоже, нy, типа
пpоходите, пpисаживайтесь и т. д. Она смотpит мои ладони, после чего говоpит:
- Снимайте бpюки и тpyсы. (А я, честно говоpя, на всякие медосмотpы никогда не
ходил, так как за меня и моих дpyзей всегда делала спpавки мать одного из них,
поэтомy не в кypсе всех медицинских пpемyдpостей, но как говоpится надо так
надо...) Снимаю. Эта чyдесная девyшка своей нежной pyчкой начинает
"обследовать" все, что в этих бpюках находилось. Реакцию оpганизма 19-летнего
паpня пpедставить нетpyдно. Это "обследование" становится все более
откpовенным... В этот момент откpывается двеpь кабинета, заходит какая-то
вpачиха и почти кpичит:
- Hаташка, ты что делаешь?!
Hа что полyчает совеpшенно сногсшибательный ответ:
- МАМА, я пpишла к тебе за ключами, тебя не было, и дежypная медсестpа
пyстила меня к тебе в кабинет, чтобы я тебя подождала.
Полцаpства я бы отдал в тот момент за зеpкало, чтобы посмотpеть на свою pожy...
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 25.8.2005, 08:59
Сообщение #14





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Разговор, услышанный в больничном лифте. Для ушей не медика выглядит шокирующее.
Две мед сестры отделения переливания крови:
? Вчера сидела на заборе, отсосала у 17 человек ? усталааа!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 25.8.2005, 09:01
Сообщение #15





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Поступила в больницу тетка с серьезными травмами, в том числе и головы. Врач назначил ей лежачий режим и велел мед. сестре снабдить больную ?уткой?. На вопрос больной о предназначении этого металлического сосуда, сестра ответила просто ?В туалет ходить?. Вторая ?утка? нашлась у соседки по палате. В полночь, в коридоре раздались грохочущие шаги Командора?
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 25.8.2005, 09:03
Сообщение #16





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



В одной дорогой зубоврачебной клинике в кресле сидит клиент -
головошея - стиля "пивко посасываю", руки - в наколках, на всех
зубах - золотые коронки. Болит зуб. Под коронкой.
Врач - молодая привлекательная женщина, a-la Мерлин Монро
(по словам очевидцев). Ассистентка - тоже весьма. Ведут осмотр.
Ясно, что коронку надо снимать, но случай тяжелый. Лучший
специалист по снятию коронок в клинике - высокий, статный мужчина
с романтической фамилией "Голубых".
Мерлин (ассистентке): "Надо опускать".
А надо заметить, что, "снять коронку" по зубоврачебной "фене",
звучит, как "опустить коронку".
Ассистентка: "Да, надо опускать".
Врач (решительно): "Будем опускать. Позовите Голубых."
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Mayor
сообщение 25.8.2005, 17:07
Сообщение #17





Группа: Пользователи
Регистрация: 7.12.2004
Из: Бурик-II
Пользователь №: 3 331



ну в роддоме акушеркой знакомая подрабатывала лет этак 22х, ну и вечером рожает девочка лет 13-14, дергает знакомую за руку и говорит: тееетенька у меня животик болит

мда всегда запоминается когда тебя в первый раз так называют...
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Mayor
сообщение 25.8.2005, 17:08
Сообщение #18





Группа: Пользователи
Регистрация: 7.12.2004
Из: Бурик-II
Пользователь №: 3 331



больной дают банку для анализа по нечипоренко, ну она потом у медсестры спрашивает: мне что в эту бутылку вместе с нечипоренко писять?
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 26.8.2005, 08:37
Сообщение #19





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Mayor, спасибо за поддержку :wink:

Дежурство. Глухая зимняя ночь после суматошного дня. Три часа пополуночи.
Хорошо подогретые друзья привезли разухабистого, и столь же теплого братка, прямо с шумной вечеринки. Круто-о-ой, весь в цепях и наколках, браток, привыкший, чтобы его красиво обслуживали, жалуется на животик. Ведет себя
безобразно: куражится, хамит, матерится, харкает на пол, закидывает ноги прямо на стол. Через пол часа - медсестра на грани слезной истерики, я на грани
буйного помешательства. Звоним хирургам. Дежурит Доктор Женя.
Досье Доктора Жени:
Доктор Женя, 29 лет, хирург, разведен. Рост 180 см., вес 120 кг.
Телосложение: ОЧЕHЬ крепкое.
Стрижка: под ноль.
Глаза: голубые, взгляд тяжелый, но добрый.
Увлечения: тяжелая атлетика, пишет стихи, песни, играет на гитаре, голос приятный, слух абсолютный.
Характер: спокойный, уравновешенный, надежный товарищ, добрейшей души человек.
Далее со слов Доктора Жени:
"Пришел с экстренного грыжесечения. Замучился в доску. Добрел в
дежурантскую, свалился на кушетку, и моментально отключился. Оглушительный треск телефона во тьме. Вскочил на прямые ноги. !!!
Hашарив в темноте тонометр, повесил его на шею, и на автопилоте отправился в смотровую. Распахивается дверь, и Доктор Женя влетает в приемное.
Останавливается напротив и хриплым со сна басом вопрошает:
- Что беспокоит?
Браток меняется в лице, улыбочка сползает с его пунцового лика:
- Да ничего, доктор, извините, уже все прошло.
Доктор Женя издает вопросительный рык. Браток застегивает кожан, приобретает совершенно приличный вид и бочком-бочком, по стеночке пробирается к выходу:
- Извините за беспокойство, до свидания!
Братела исчезает за дверями, с улицы доносится рев стартующего бумера. Все в недоумении глядят друг на друга, потом на Доктора Женю. Персонал хватается за животы и начинает дружно гоготать, тыча пальцами в еще не совсем проснувшегося Доктора Женю.
Доктор Женя: в истерзанном хирургическом костюме, с помятой мордой и налитыми кровью глазами. Hа бычачьей шее, спускаясь на мощную грудь, висит толстая, в палец, цепь с образом Hиколая Чудотворца и... ...КИПЯТИЛЬHИК!!!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 27.8.2005, 08:24
Сообщение #20





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Поступает больной с диагнозом: сотрясение мозга, перелом правой верхней конечности, ожоги обоих ушей и исцарапанная мошонка.
А дело было так: приезжает скорая по вызову и у сидящего на полу человека спрашивают:
- Ходить можете?
- НЕТ
- Тогда ложитесь на носилки, мы спешим, по дороге всё расскажете
И пока больного несут к машине он рассказывает следующее:
- Глажу я рубашку пока жена на базаре. Отлетает пуговица и закатывается под батарею. Сильно нагибаюсь, чтобы её достать,
будучи в "семейных" трусах по причине жары в квартире. Разыгравшийся под ногами кот, сука, наотмашь бьёт по яйцам.
От неожиданности я сильно въезжаю головой в батарею. Пока прихожу в сознание, слышу, звонит телефон. А рядом с телефоном стоит мой утюг.Его-то я к уху и приложил.
Ребята, что несли ели сдерживаются от смеха, а врач его спрашивает:
- Так ожоги у вас на двух ушах?
Больной вздыхает и говорит:
- А это я вас вызывал...
Тут санитары его с носилок и роняют. И он ломает себе руку!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 27.8.2005, 08:25
Сообщение #21





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Один престарелый еврей, постоянный клиент, которого обожала вся наша подстанция говаривал: "Этот скогий помичь, это не скогий помичь, это - банда мегзавцев на колесах!"

Сижу в пол-второго ночи на пропускнике дежурного ЛОР-отделения, по совместительству - неотложном ЛОР-кабинете, куда привез очередное откушенное в пьяной драке ухо.Пока жду дежурного ЛОРика, листаю амбулаторный журнал. Останавливает фраза: "Жалобы - на муху в ухе, объективно - мухи в ухе нет" (Во!).

Один наш доктор, после очередного бессмысленного вызова в состоянии отчаяния в карточке в графе "Диагноз" написал: "Просто сволочь".Сошло!!!

В комнате СТЭБов на подстанции. Надцатая чашка кофе за сутки. Вдруг доктор хватается за сердце: "Ребята, вы что за кофе мне сделали?!" "Как всегда, доктор, - две ложечки кофе и четыре ампулы кофеина!" "Сволочи!!!!!!"
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 27.8.2005, 08:28
Сообщение #22





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



(быль, рассказанная фельдшером)

Я не успел познакомиться с доктором Матюхиным, но видел его. В апреле 80-го я пришел работать на скорую, и в том же месяце он вышел на пенсию. А историю эту мне рассказали намного позже. Как многие мужчины маленького роста, а Сергей Иванович Матюхин был не выше метра шестидесяти, он был чрезвычайно самолюбив и амбициозен. Любимое его выражение: я - врач! А вы - фельдшер. Вроде - всяк сверчок, знай свой шесток. Среди ста шестидесяти работников на подстанции были два друга-фельдшера Купцов и Короедов, которых за глаза называли "Двое из ларца". Матюхин работал на скорой еще с 60-х, а Двое из ларца пришли в конце 70-х после демобилизации. Оба под два метра ростом. В тот день произошло невероятное - бригада сложилась волею старшего фельдшера - Матюхин и двое из ларца. Три мужика, а с водителем - четыре! В течение дня в бригаде зрел конфликт. Все чаще раздавалось Матюхинское: - Я - врач! А вы - фельдшера! Делайте, как я сказал! Двое из ларца, которым амбиции Матюхина типа "замесить и нарубить!" уже в печенках засели, мечтали только об одном, дождаться вечера и разлететься по другим бригадам. Однако, в шесть вечера один другому трагически сообщил, - "до утра". У доктора Матюхина была еще одна скверная особенность - двигательный невроз. Сидя на стуле он постоянно подпрыгивал, перебирал руками пуговицы на халате, чесал нос, причесывался, смотрел на часы, сплевывал, шмыгал носом, хмыкал, подмигивал и, обращаясь к собеседнику, тыкал ему пальцем в грудь. Весь день Купцов и Короедов мечтали завалить к бочке с квасом, однако мерзкий Матюхин отрезал: - Не положено! Ребятам ничего не оставалось, как терпеть до конца дежурства. В четыре утра, пришел вызов - "белая горячка" с большущим знаком вопроса. Оно, может, кому-нибудь покажется странным, но если звонят на 03, то и выезжает обычная бригада скорой, а потом уже на себя вызывает психиатров. Диспетчер, не долго думая, поднимает бригаду Матюхина. На вызове перепуганная женщина и небритый мужик, гонявшийся за ней с ножкой от стола. К приезду скорой, мужик успокоился и принялся доставать из рта что-то длинное, похожее на проволоку, сам себе задавая вопросы и отвечая на них. Не долго думая, Матюхин, почесался, дернул плечом, шумно выдохнул через нос и тоже залез в рот. Мужик в горячке почуял в докторе своего и доверительно спросил: - Ты их тоже видишь? -Кого? - спросил Матюхин, пока двое из ларца примеривались, как мужика вязать. -Червяков.- ответил мужик, доставая очередного изо рта -Конечно, вижу. Женщина тем временем с ужасом смотрела на шмыгающего Матюхина, сопоставляя его с мужем. Матюхин крепко почесал голову, подошел к столу, стукнул кулаком и сказал: - Надо ехать в больницу. Мужик согласно покивал: надо, надо. И без всяких проблем, побрел к машине, по пути смахивая с тебя тараканов и отплевываясь червяками. В машине Матюхин усадил больного в салон рафика, туда же сели двое из ларца, а сам устроился рядом с водителем, показывать дорогу в психоприемник ?7 на Потешной улице. Садясь, он дал указание фельдшерам: - Сопроводительный лист оформите!- Сопроводиловки, которые в те времена валялись везде и в кухне вместо подкладки под горячий чайник, и в туалете, и в водительской для записи счета при игре в домино, словом самая распространенная бумажка, лежали во всех карманах.. Неизвестно, кто это сделал, ясно только, что один из них написал одну на больного, а вторую на доктора, в примечании которой добавил, "самовольно сел в машину, выдает себя за врача". В приемное отделении Матюхин вбежал, потрогал журналы, несколько раз хлопнул дверью и налетел на дежурную медсестру: - Где врач? Мы больного привезли. Купцов с Короедовым, придерживая под руки мужика в горячке, положили обе сопроводиловки на стол, а Матюхин помчался по коридору выкрикивая - " Где врач?" Наконец нашелся одуревший от бессонной ночи, сверкающий исцарапаной лысиной психиатр. Он подошел к столу и наткнувшись на две сопроводиловки, взял верхнюю, прочитал и спросил, зевая: - Матюхин кто?- он вопрошающе поглядел на двух из ларца. Влетевший в смотровой кабинет следом за психиатром и успевший проверить все комнаты, Матюхин плечом саданул шкаф и, нанося по дверце удар кулаком, сказал: - Я! - И давно он с вами? - спросил психиатр, обращаясь к стоящим фельдшерам. - С утра. Матюхин, не придавший значения этому диалогу, поскреб затылок, а потом, тыкая пальцем в грудь психиатра, сказал: - Мы больного привезли. Белая горячка. Психиатр поглядел на Матюхина и, держа его сопроводиловку в руках, вышел. Спустя пару минут, в смотровую вошли два брата - санитара, которые спросили: - Кто Матюхин? -Я - Матюхин. - Пошли. - Пошли, - согласился Матюхин. Но на всякий случай добавил, - Я - врач! - Мы знаем, - ответили братья, и доктор, успокоившись, пошел с ними. Они ловко вытряхнули Матюхина из одежды, оставив в одних трусах, потом также ловко напялили на него пижамку и завели в отделение, где в палатах без дверей и с решетками на окнах обреталось еще с полсотни больных. Вот тут Матюхин понял, что попал. Он рванулся к двери, но не тут-то было. Открывалась она только специальным ключом. Доктор поскребся, поорал, что он - врач. Ему ответили, что это всем известно и, в конце концов, когда ему впрыснули в ягодицу аминазину, он успокоился. А двое из ларца тем временем сдали мужика в горячке, спокойно доработали смену и с чувством выполненного долга завернули до ближайшей пивной. Доктора Матюхина хватились только через два дня, когда он не вышел на работу. Дома его тоже не было. А на вопрос, - где он может быть? Короедов, задумчиво глядя на Купцова, сказал, - В психушке, наверное? Где ж еще? Обалдевший от такой наглости, и к счастью воспринявший реплику Короедова всерьез, старший фельдшер стал обзванивать психбольницы и в самом деле нашел Матюхина в больнице Ганнушкина. Он бы на этом успокоился, если бы Короедов не добавил, уходя: -Значит, где оставили, там и лежит? - То есть как это "где оставили"? И тут Короедов, сознался, что в шутку они уложили Матюхина в психушку. Зав.подстанцией помчался в больницу выручать доктора. Перепуганый психиатр, понявший, как его подставили, уперся. Матюхин - болен! Зав убеждал, что невроз, которым страдал Матюхин не психическое заболевание и в стационаре не лечится. И в конце-концов отстоял. Вялого, сонного Матюхина, с насыщенной аминазином задницей отвезли домой отсыпаться. А зав вернулся на подстанцию разбираться с хулиганами. Однако рука не поднималась написать заявление в милицию. Да и юрист по телефону объяснил, что заявление подать может только пострадавший, а он сейчас никакой, отлеживается дома. В общем по-началу обошлись словесной выволочкой в кабинете зава. Потом, к концу недели появился присмиревший, задумчивый Матюхин и заявил, что ничего писать не будет, пусть они извинятся. Ну что ж, они извинились. Говорят, что после этого Матюхин перестал говорить "Я - врач! А вы - фельдшер.", а потом и вовсе ушел на пенсию.
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Suslik
сообщение 30.8.2005, 01:50
Сообщение #23





Группа: Пользователи
Регистрация: 24.8.2005
Из: Ижевск
Пользователь №: 5 165



"Выписан под наблюдение патологоанатома!!!"
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
AnT
сообщение 1.9.2005, 11:43
Сообщение #24





Группа: Пользователи
Регистрация: 19.8.2005
Из: MilkyWay
Пользователь №: 5 115



http://rapira.ru/articles/article0819.htm
в тему
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения
Карен
сообщение 5.9.2005, 06:08
Сообщение #25





Группа: Пользователи
Регистрация: 17.8.2005
Из: Ижевск- Екатеринбург
Пользователь №: 5 094



Воскресенье. Зима. За окном морозное утро. Заиндевевшие лобовые стекла скоропомощных рафиков. Длиннющие сосульки свисают по углам старенькой двухэтажной подстанции. В тамбуре скукожившись лежит дворовая Жулька. В помещение ее не пускают, а на улице холодно. Вот она и примостилась на тряпочке, стараясь не мешать, ходящим туда-сюда медикам и водителям. В диспетчерской над электрокамином стоит, раскинув полы черной суконной шинели, фельдшер Дорофеев и отогревается. Печка в его рафике греет еле-еле, поэтому, после путешествия на Соколиную гору он ворвался в нагретую диспетчерскую и встал, ловя потоки теплого воздуха. Диспетчера: Ира и Светочка пустили его на несколько минут. Они вообще не любят, когда кто-нибудь, кроме них ходит тут. Но Светочка пустила Дорофеева, а Ирина, махнула рукой. Через несколько минут хлопнула входная дверь, раздался собачий визг и ругань: <Тьфу на тебя! Разлеглась тут!> На подстанцию ввалился доктор Назаров, толстый, неуклюжий в овчином полушубке, поверх которого он мечтал натянуть халат, чтобы не раздеваться на вызове. Эту моду Назаров увидел в фильме <Путевка в жизнь> и всякий раз, идя за свежим халатом к сестре-хозяйке, просил себе самый большой размер. Но, увы. Таких не было. Светочка принимала вызов, и, подняв глазки на Дорофеева, сказала: - Володя, поедешь к Басе Матвеевне. Она опять вызывает. Ирина сидела у окна перед маленьким журнальным столиком за которым обычно диспетчера пили чай, и, глядя в настольное зеркало, красила губы. Стараясь не закрывать рта, она сказала: - Чера к ней шесть раз ездили... Ты сеодня перый. Дорофеев знал Басю Матвеевну. Все ее знали даже на соседних подстанциях. Ну кто не знает Басю Матвеевну? Жила она на последнем этаже в пятиэтажной хрущебе на Белозерской улице. Адрес ее был накрепко вбит в память каждого работника подстанции. Только новому водителю надо было говорить куда ехать, обычно же, садясь в кабину, кидаешь небрежно: <К Басе Матвеевне>, как в старой Москве седок кидал вознице <К Славянскому базару!>. И все. Доктор Назаров по плечи всунулся в окошко диспетчерской. Привелегии греться внутри у него не было. - Кто едет к Басе? - спросил он, уловив край реплики Ирины. -Я, - отозвался Дорофеев. -Запасись аминазином, возьми реланиума по-больше, димедрола и пипольфена. Дорофеев пожал плечами. - У меня свой метод, - и показал стограммовый флакон с липким дегтярно-черным экстрактом валерианы.- Десять капель на сахаре - сильнее седуксена! - Басе твоя валерьянка, что мертвому припарки! - резюмировал Назаров и вылез обратно. Дорофеев взял карточку, и пошел за водителем. На подстанции было тихо. Бригады сменяли друг друга, машины въезжали и выезжали, хлопали двери. Чаю выпить было некогда. В коридоре, ведущем в водительское крыло, он столкнулся с бригадиром, тот был раздражен и красен. - Забирай своего Чикина к чертовой матери! А то я его убъю, - прорычал он с тихой яростью. - А в чем дело? - удивился Дорофеев. - Черт криволапый. Что б ему столько жрачки в глотку напихали! Ну кто его просил, идиота? Дорофеев начал понимать, что речь идет об аквариуме. Бригадир Лева Гинтер был фанатом-аквариумистом. Все знали это, поэтому, только избранные могли подойти к огромному столитровому аквариуму, что стоял в большой водительской кухне и посыпать малую щепотку сухого корма , следуя строгим инструкциям Гинтера. - Полмайонезной банки вбухал! Ну не урод? - Гинтер начал остывать. Дорофеев поспешил за Чикиным. Тот стоял в белом вохровском тулупе, в такой же форменной ушанке, валенках посреди комнаты отдыха у бильярдного стола и разглядывал кий, соображая, сыграть или не сыграть? Дорофеев от двери махнул ему карточкой: - Поехали, Сергеич! К Басе Матвеевне. Чикин бросил кий и потопал за Дорофеевым. В кабине он рявкнул стартером, и спросил: - Куда? Дорофеев, не удивляясь, повторил: - К Басе Матвеевне. Преодолевая сопротивление тулупа, Чикин крутил рулем, изредка он придерживал руль животом и, сделав пальцы граблями совал их к жиденькой струйке теплого воздуха, идущей вдоль лобового стекла. Ледяной штырь бил Дорофееву в бравый бок из- под плохо прикрытой двери, изгибался по профилю крыла и старательно омывал его ботинки. Минут через десять их Рафик тормознул у подъезда знакомой хрущебы. Дорофеев, выхватил из салона заледеневший ящик и бросился в теплый подъезд. Забежав на третий этаж, он подошел к окну и заглянул во двор. Он увидел как подлый Чикин заглушил мотор и тоже пошел в подъезд - греться. <Ну, зараза>- подумал Дорофеев. Одно огорчало, у Баси Матвеевны не посидишь. Он подошел к знакомой оббитой дермантином с двух сторон двери и позвонил. Минут через пять, после третьего звонка через дверь послышалось тихое шуршание, звякнула цепочка, щелкнул замок. - Кто там?- раздался дребезжащий голос. - Скорая! Вызывали? - откликнулся Дорофеев. Дверь распахнулась и его окатила волна до тошноты знакомых запахов немытого тела, прелого белья, нафталина и мочи. Стараясь дышать ртом, подлый нос, упрямо забивавшийся на морозе, в тепле оттаивал и начинал нюхать, Дорофеев проскользнул мимо белого привидения в ночной рубашке, держащегося за ободранную стенку коридора. Войдя в комнату он с ненавистью уставился на новенький кнопочный телефонный аппарат, который лежал в кровати в ворохе одеяла. На оперативный простор комнаты выплыла тщедушная седая старушка в линялой ночнушке, с растрепаными седыми волосами. Три сохранившиеся зуба ее, заходя друг за друга, торчали из закрытого рта, как у бабы Яги. Она подплыла к разобранной постели и, постояв мгновение, кувыркнулась в продавленный матрац, натянула на себя тонкое одеяло в сером засаленом пододеяльнике и принялась шарить рукой под подушкой, откуда извлекла вставные зубы, с сухим костяным щелканьем, напоминавшим передергивание затвора, вставила их в рот и сказала: - Доктор, мне плохо. Стоявший все это время молча, Дорофеев, огляделся, стянул шинель и брезгливо положил на отставленный от стола, по которому в это время пробегало стадо тараканов, стул, сверху ушанку с кокардой СМП и, присев на знакомую табуретку <для посетителя>. Начал осматривать старушку. Он вполне мог бы этого не делать. Последний раз он точно также сидел на этой самой табуретке позавчера, и точно также лежала его шинелька, и точно также Бася Матвеевна Раввич объявляла <мне плохо!>. Однажды доктор Паша Евстигнеев на эту реплику пробурчал: < А кому сейчас хорошо?> Бася Матвеевна уставилась на него выцветшими глазами и сказала убежденно: <Мне хуже всех!> А Паша вздохнул и велел сделать ей <Новый димедрол> и <три мушкетера>. Насчет <трех мушкетеров> Дорофеев не возражал, это обычная тройчатка : АНАЛЬГИН, ДИМЕДРОЛ, ПАПАВЕРИН, а вот насчет <Нового димедрола> его брало сомнение. Но слово доктора - закон. Пререкаться на вызове нельзя. Он поднял вопрошающие глаза на Пашу, но тот твердо кивнул головой и подтвердил: <Делай>. Пашино изобретение - <Новый Димедрол> был адской смесью из аминазина, пипольфена и димедрола, где последнему была отведена незначительная часть. На других подстанциях этот коктейль проходил под названиями ВЫРУБИДОЛ и НЕОСОН. После того вызова к ней не ездили три дня, а Бася Матвеевна, встречая бригаду, говорила: <Мне нельзя делать НОВЫЙ ДИМЕДРОЛ>. Ну еще бы, она проснулась на третий день голодная и ослабевшая. А какой-то балбес, приехавший через полчаса с другой подстанции, брякнул: <Это у вас от нового димедрола!>. Дорофеев осмотрел Басю Матвеевну, проверил рефлексы, послушал сердце и легкие, пощупал живот и слегка увеличенную печень, выслушал перистальтику в кишечнике. Померил давление, <немного сниженое>. Все нормально. На вопрос : < Что вас беспокоит?> Бася Матвеевна ответила: < Сильно шумит в голове.> Боже мой! Еще бы не шуметь? Ей шел девятый десяток! Она жила одна и ее навещала какая-то незнакомая женщина, которая за полпенсии Баси Матвеевны готовила и убирала, она приходила раз в два дня, и никто из скорой не видел ее. Мало того, сама Бася Матвеевна, была убеждена, что к ней никто не ходит, и раз в неделю выползала из подъезда в магазин. Дорофеев спросил, глядя на одиноко лежавшие в блюдце ампулы из под анальгина и папаверина: - У вас когда была скорая? - Вчера, - уверенно ответила Бася Матвеевна. - А сколько раз? - Один, - в той же уверенной интонации отвечала старушка. Дорофеев с сомнением поглядел в белесые зрачки. - Поставьте мне укол. - сказала Бася Матвеевна и добавила:- Мне нельзя новый димедрол. Дорофеев, не переворачивая старушки, представил худую обтянутую пергаментной кожей попку, с многочисленными следами инъекций, и ему не захотелось колоть. Он поднял со стула шинель, извлек флакон с валерианой и со слабой надеждой быть понятым, наклонился над Басей Матвеевной. - У вас давление пониженое! Укол делать не надо.- Он налил щедрой рукой в медицинскую мензурку, стоявшую на столе, тридцать грамм концентрата, и протянул Басе. Та подозрительно уставилась на напиток. - Мне надо поставить укол, - упрямо сказала она. - Потом, - сказал Дорофеев, - а сначала выпейте лекарство. Бася Матвеевна продолжала подозрительно смотреть на мензурку с черной жидкостью, потом взяла ее и поднесла ко рту. - Зачем мне валерьянка?!- возмущенно сказала она. - Я не сумасшедшая! Дорофеев взматерился в уме. - Пейте, Бася Матвеевна. Это не только валериана, это сложный состав от шума в голове. - Что вы мне даете какую-то гадость? - возмутилась Бася Матвеевна.- Поставьте укол и дело с концом. - Не буду я ничего ставить!- ответил Дорофеев, - но тут же нашелся:- Пока лекарство не выпьете! Бася Матвеевна, в неудержимом желании получить наконец долгожданный укол, хлопнула тридцать грамм спиртовой тинктуры и понюхала немытый палец с черным чуть-чуть загнутым ногтем. Потом перевернулась на живот и задрала ночнушку. Другого белья, как и подозревал Дорофеев, на ней не было. Он набрал в шприц два кубика физраствора, помыл верхний наружный квадрат полупопия спиртовым тампоном и ввел внутримышечно означенный физраствор. Посеревший тампон он бросил в блюдце к ампулам. - Мне надо позвонить. - сказал он. Бася Матвеевна раскопала в одеяле новенький телефонный аппарат и протянула Дорофееву. Тот собрался переставить его на стол, но Бася вцепилась в корпус. - Не надо! Звоните так, я подержу. Дорофеев знал, что в руки скорой телефонный аппарат Бася Матвеевна перестала давать после того, как Серега Севастьянов <случайно> локтем скинул на пол ее старый черный телефон с чугунной трубкой. Аппарат смачно хряпнулся об паркет и брызнул в разные стороны пластмассовыми осколками, а из его нутра вывалились разные детальки. Через день Бася вызвала опять, а на ее столе красовался новый телефон модели <чебурашка>. Через некоторое время Стас Новиков <запутавшись> ногами в телефонном проводе вырвал его из аппарата к чертовой матери, правда уже после того, как отзвонился. Потом телефонные аппараты падали еще несколько раз, и Бася Матвеевна, поняв, что скорой фатально не везет в обращении со средствами связи, теперь давала звонить только из своих рук. Дорофеев дозвонился до подстанции и получил приказ возвращаться. Бася Матвеевна потащилась за ним запирать дверь. Дорофеев вышел на лестничную площадку и вдохнул полной грудью насыщенный сигаретным дымом воздух. Кто-то только что курил тут. Все же это было гораздо приятнее чем ароматы Басиной квартиры. По часам Дорофеева выходило, что на вызове он провел двадцать минут. Подлый Чикин наверняка все это время проторчал в подъезде, и ему опять придется сидеть в промерзшей машине. К удивлению Дорофеева, Чикин сидел в кабине и кочегарил, было относительно тепло, и Дорофеев, заткнув дыру в двери полами шинели, сказал: - Домой. Войдя, в диспетчерскую, он только выдохнул: - Ну, Бася! А Светочка протянула ему карточку и сказала: - Она опять вызывает. Это - повтор. Езжай. На это раз, заведенный ворчанием Чикина, Дорофеев, вошел в комнату Баси Матвеевны, поставил ящик на стол и, глядя на проплывающую к кровати старушку, хотел было возмутиться. Но Бася Матвеевна, упав в очередной раз в кровать, сказала: - Доктор, мне плохо, поставьте укол. Дорофеев подозрительно глянул на нее. - А когда у вас была скорая? - Вчера. - твердо ответила Бася Матвеевна. - А сегодня? - Не было, - глядя белесыми зрачками на Дорофеева, отвечала Бася Матвеевна. Дорофееву стало тревожно. Он снова внимательно осмотрел старушку. Давление не изменилось. Рефлексы те же. Валерьяна протекла через кишечник словно вода. На этот раз без укола ему не обойтись. Прекрасно понимая, что окаменевшие сосуды Баси Матвеевны не воспримут никаких препаратов способствующих расширению либо сужению, кроме тех, которые усыпят ее. Дорофеев задумчиво перебрал ампулы в кассете ящика, касаясь пальцами. Очень ему не хотелось делать жесткие аминазин и пипольфен. Он взял пару коричневых ампул седуксена и, добавив к ним еще пару димедрола, набрал все это в один шприц и вкатил в услужливо подставленную ягодицу. Довольная Бася Матвеевна, второй раз проводила Дорофеева до двери, и второй раз он выдохнул все тошнотворные запахи на лестничной площадке. На этот раз он уезжал на вызов. Он успел полечить женщину с высоким давлением, пообедать, и вернувшись на подстанцию спустя 4 часа от последнего визита к Басе Матвеевне, вновь получил вызов к ней же. Негодованию Дорофеева не было предела. Глядя на его словоизлияния и жестикуляции, диспетчер Ирина поправила: - Не в третий раз, а в пятый! После тебя там уже были Назаров и Вася Котов по-очереди. Котов, входящий в кухню, где происходил диалог, спросил: - Снова к Басе?! Дорофеев подтвердил. -Это невозможно. - Почему? Котов уклонился от объяснений. - Ну невозможно, я знаю. - А когда Ирина вышла, наклонился к уху Дорофеева и прошептал: - я ей телефонный провод перекусил. - И показал маникюрные щипчики. - Бздынь, и все. Как же она опять вызвала? - А что ты ей сделал? - Ну так, пару димедрола и реланиум. - А Назаров? - Не знаю, он ампул не оставил. Пойду гляну в карточке, - Дорофеев пошагал к диспетчерской. Ирина открыла было рот, чтобы поругаться, насчет задержки вызова, но Дорофеев ее успокоил: - Мне только поглядеть, что сделал Басе Назаров. В карточке корявым назаровским почерком было написано: - аминазина 2 мл. Внутримышечно. Счет открыт. И после этого Бася Матвеевна вызвала Котова, а после Котовских препаратов, снова Дорофеева. На это раз Дорофеев стоял у двери Баси Матвеевны минут десять. Он несколько раз надавливал на пупочку звонка, истошный дребезг резал квартирную тишину, однако больше никаких шумов не раздавалось. Похоже было, что Котовское лечение подействовало, наконец. Дорофеев представил, как, собирая крошки усыпающего сознания, Бася Матвеевна надавила заветные кнопочки <0> и <3>, и слабеющим голоском продиктовала адрес медэвакуатору, а затем отключилась в изнеможении. Он уже, торжествуя, собирался позвонить в соседнюю квартиру, чтобы отзвониться, о том, что <вызов ложный>, как замок Басиной двери щелкнул и на пороге, повиснув на дверной ручке предстала сама хозяйка квартиры, по прежнему в ночной рубашке. Дорофеев чертыхнулся, набрал побольше чистого воздуха в грудь и нырнул в Басины миазмы. Бася Матвеевна Раввич восьмидесяти девяти лет, шатаясь, как ковыль под степным ветром, двинулась мелкими шажками вдоль стенки следом за Дорофеевым. Глаза ее теперь были полуприкрыты веками, и было заметно то усилие, с которым она складывала губы, чтобы произнести заветную фразу на протяжении трех минут: <Доктор..... мне... плохо... ПОСТАВЬТЕ МНЕ: УКОЛ!> В кровать она рухнула и, не дожидаясь, пока Дорофеев хотя бы помериет давление, перевернулась на живот. Фельдшера Дорофеева на такие приемы не купишь. Видя, что Бася лежит глазами к полу, он внимательно осмотрел телефонный провод, прибитый к стене и косяку двери и обнаружил перекушенное Котовым место. Как же она вызвала? Для решения этой загадки Дорофееву нужен был телефон, он склонился над старушкой и попытался взять телефонный аппарат. Не тут-то было! Из одеяльных складок торчали крючковатые пальцы, цепко держащие корпус аппарата. Тогда он поднял трубку и прижал к уху. Ровный гудок известил Дорофеева, что Вася Котов перекусил НЕ ТОТ провод. Он еще раз осмотрел проводку и с ужасом обнаружил, что от входной двери в комнату шли ЧЕТЫРЕ телефонных провода разными путями. Кажется, Бася тщательно готовилась к боевым действиям с бригадами скорой. Володя с надеждой поглядел на растекшееся по подушке морщинистое лицо Баси Матвеевны, но та не открывая глаз снова произнесла: - Доктор, ну когда вы мне поставите укол? Дорофеева это <ПОСТАВИТЕ> вывело из себя. - Ставят банки! - прорычал он, набирая аминазин с пипольфеном не дрогнувшей рукой, - Уколы делают. - Ну так делайте скорее! Ощутив долгожданный впрыск в мышцы ягодицы, Бася Матвеевна, перевернулась на спину и натянула по самые ноздри одеяло. Потом, вспомнив, она выставила наружу тонкие анемичные губы и спросила: - А вы мне не дали НОВЫЙ ДИМЕДРОЛ? Мне его нельзя. Я от него сплю. Дорофеев вскинул брови и сказал: - Нет, это старый...- и пробормотал вполголоса - Аминазин.- Он в уме пересчитал полученные за день Басей дозы успокаивающих и вырубающих препаратов. На высшую суточную уже дотягивало, а вот до летальной было еще далеко. Он отзвонился и уехал на новый вызов. На подстанции открывались вечерние бригады, но вызовы непрерывно подсыпали, поэтому отдыхать было некогда. Ему повезло. Он нарвался на мощнейший инфаркт с отеком легких. Успешно полечил его, дождался кардиореанимационную бригаду, счастливый от собственного умения гордо передал ей уже вполне сохранного дедушку, который с ужасом вспоминал дикую боль в груди, и поехал на подстанцию. Арсенал его медикаментов и шприцев был истощен. К вечеру мороз ослабел. Жулька, бешено гавкая, носилась по сугробам в палисаднике подстанции, припадала на передние лапы и приглашала поиграть! Во дворе стояло несколько машин, и Дорофеев мечтательно представил, как сейчас припадет к чашке горячего чая. Чикин же подсчитывал сколько оставалось до конца смены. На подстанции бригадир Лева Гинтер в который раз рассказывал желающим, как Чикин чуть не погубил его любимых огненных барбусов и меченосцев, всыпав им полмайонезной банки сухого корма. Чикин, услышав, как ему перемалывают кости, пробубнил: <Да я хотел чуть-чуть только...>. Дорофеев понял, что ленивый Чикин, вместо того чтобы двумя пальцами цапнуть щепотку, потряс над аквариумом целой банкой, и порядочный кусок слежавшихся циклопов и дафний упал в воду. Он не стал дальше вслушиваться в вялую перебранку водителей, а пошел к диспетчерской, чтобы доложиться о приезде. У диспетчерской на него налетел неугомонный Котов. - Ну? Как она вызвала? - По телефону, Вася, по телефону, - проговорил Дорофеев. - Ты не поверишь, но у нее телефонная линия продублирована четыре раза. У Котова округлились глаза. - Ни. Фига. Себе! Ну бабка дает! - Видать, ты не первый, - похлопал Котова по плечу Дорофеев и ушел на кухню. В двенадцать ночи, они снова встретились. Дорофеев сидел на кухне и потреблял творожную массу <особая>, запивая ее ядреным суточным кефиром. Торжествующий Котов подошел к столу и сказал, сверкая глазами от тихого восторга: - ПИСЕЦ! Это был последний вызов к БАСЕ. Дня три будет тишина! Дорофеев проглотил кефир с творогом и хлебом, и спросил: - Ну и как? В ответ Котов извлек из кармана шинели телефонистскую трубку с номерным диском и разноцветными проводками, концы которых венчали две тонкие иглы. Об этой штуке Дорофеев знал. Вася всегда носил ее с собой, он мог отзвонится повсюду, где есть телефонные провода. Он входил в подъезд любого дома и, открыв распределительный шкафчик, находил провод, втыкал иголочки и набирал нужный номер. Котов , положив свое орудие на стол, снова залез в карман и достал здоровенный моток двужильного телефонного провода. - Во, - сказал он, - вся ее линия с пятого этажа до первого! Дорофеев подавился кефиром. Это было круто! Как рассказал Котов, Бася Матвеевна через час после Дорофеева вызвала опять. На это раз вызов достался новенькому фельдшеру, вышедшему в ночь, но азартный Котов буквально вырвал из рук удивленного салаги этот вызов. Басю он ждал у двери уже полчаса, за это время он старательно вызванивал телефонные пары в шкафчике у ее квартиры. В этот момент дверь открылась и на пороге легла неуемная старушка. Вася на руках перенес ее в кровать, слушая тихий лепет насчет <поставьте мне укол>. Он отзвонился и дождавшись коротких гудков, положил трубку рядом с аппаратом. Бася Матвеевна уже не могла пошевелить ничем. Котов вышел из квартиры, вновь залез в распределительный шкаф, нашел телефонную пару с короткими гудками и решительно перекусил ее. Провод юкнул в глубокую трубу. На первом этаже, Вася открыл точно такой же шкаф, найдя свободный провод, вытянул его, наматывая на руку, и перекусил и тут. Сегодняшний счет БАСИ МАТВЕЕВНЫ составил шесть вызовов за двенадцать часов. Трое суток на подстанции никто не навещал несчастную старушку. А потом все завертелось по новой. Каждый день огромные дозы снотворных. Кусаные провода. Петиции в районную поликлинику. В конце концов, налитая снотворными препаратами и аминазином под самую макушку Бася Матвеевна, оступилась на лестнице, спускаясь со своего пятого этажа. В межмаршевом пролете ее нашла соседка, и доктор Назаров отвез Басю в больницу с переломом шейки бедра и сотрясением мозга. А там через полгода она скончалась от пневмонии. Так закончилась эта, одна из многих тяжелых битв между одиноким старым больным человеком и скорой. А сколько их еще?!
Вернуться в начало страницы
 
+Ответить с цитированием данного сообщения

7 страниц V   1 2 3 > » 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



- Текстовая версия Сейчас: 20.10.2018, 01:11
Блог КАБiNET